20:44 

Аллоль Блальдье
Cogito
Накинуться на рождающийся беловатым шаром в темноте космоса звук и обхватить руками. Не-зву-чи, не-зву-чи, вдруг что-то изменится! Он негодует и растёт под ладонями, готовый – вот только ещё полсекундочки, отвердеет, чтобы смогла разломиться, оболочка – раздаться. Быстрее, что? – спрятать! К себе под кожу! Прячу: рву, рычу, растягиваю, накрываю, давлю, чтобы внутри лопнул. Победил, извне не прозвучит! Не выделит собой кусок времени, изменённый, другой, незнакомый, не отделит какое-то после. Время останется цельным, гладенькой гематитовой палочкой, не разломанной в случайном месте, не искрёженной, без обломочков.
Тишина пристально всматривается в меня… Я сделал что-то не так? Звук замер, не трепещет, не пульсирует – но и не сломался, он словно исчез из своей оболочки, оставил мне пустую скорлупу из тонкого камня, выскользнул из неё. Куда? Он под моей кожей – рассеивается по капиллярам, смешивается с кровью и вместе с ней спешит в сердце, неся свой замысел: если не на весь космос грянуть, то хотя бы на человека – безраздельно. Не чувствую ничего… Попытка вглядеться в темноту вокруг, может, там есть что-то… Пустота мрачной безграничности, безразличное к своему спасению и спасшему молчание космоса. Зачем я сделал это? Звук где-то внутри, растворён, невыделим – как долго мне ждать? Одним движением – скорлупу из себя, больно, словно это важная часть меня. В развёрстые глубины, к неизвестным созвездиям устремляется кровь, моя, но изменённая пронёсшимся по ней. Сдавливаю тонкую аметистовую оболочку – сломалась, осколки – вслед за багровыми каплями, бликами разломов захватывая и унося с собой замысел звука. К каким звёздам отправляется это окровавленное свидетельство произошедшего, единственного в моей жизни и, значит, единственное упоминание обо мне? Звук, маленький – одушевлённое и грандиозное событие. Где же ты?... В растерянности вслушиваюсь – нет, нет… Ты – единственное, что есть у меня, а я – твоё. Я принимаю тебя.
И – лиловые струи из пальцев, один безымянный аккорд, краткий, единственное, что нашёл во мне звук-арестант, за неимением лучшего расписывающий стены кровью.
Прости, я заставил тебя израсходовать свою жизнь внутри меня, в глухой камере, где ты пропал зря, не нашёл ничего, то могло бы звучать вместе с тобой от соприкосновения, что ворвалось бы к тебе в созвучие последней и первой попыткой стать настоящим… Ты рванулся сам – насквозь… Бесприютно-стеклянный аккорд вылился в космос. Он потеряется, он не прорежет ничью душу восторгом, не вольётся, набирая соратников, в потоки других звучаний и не увлечёт за собой никого, ничего… Разве так должно быть? Для чего тогда я, если я не только не совершу ничего подобного, но и не предназначен был что-либо сделать? Лишь исковеркал живое, зачем-то сохранив навечно застывшее. Как нелепо! Звук, за-бе-ри… Уже далеко…
Опуститься, свернуться, замереть – теперь время бесконечно, может быть, оно сделает меня таким же камнем, исторгнувшим из себя драматизм и ставшим непрерывным мёртвым блеском серого – неизменным ответом на живое и трепещущее. Больше не будет ничего. Даже если этого не случится. Больше не будет ничего.

URL
   

Замкнутое пространство

главная